Поделись с друзьями:

9 июля в Краснодарском Музыкальном театре творческого объединения «Премьера» имени Леонарда Гатова состоялось прощание с актрисой Евгенией Белоусовой. Она была и заслуженной артисткой России и, что не менее важно, – единственной народной артисткой Кубани. Она прожила очень долгую и яркую жизнь, которая оборвалась 6 июля 2018 года. Звезда кубанской оперетты 50 -70х годов ушла от нас в возрасте 93-х лет. Ее имя знала вся Кубань, равно как и страна. Но не всё измеряется талантом сценическим, который был безусловен. Есть ещё и жизнь.

Сегодня, когда безликие старлетки бесконечно жалуются на судьбу с экранов телевизоров, как тяжело им работалось в лихие 90-е годы, жизнь Евгении Белоусовой кажется мне неким назиданием грядущим поколениям артистов.

С Евгенией Михайловной я познакомилась накануне этих самых лихих девяностых. В 1988-м я впервые вошла в театр (в ту пору это была ещё оперетта) со служебного входа. Вошла в качестве сотрудника, как и мечталось когда-то. На пороге меня встретила светловолосая немолодая женщина: «Ах, вы наш новый завлит? Ну, так давайте знакомиться! Меня зовут Евгения Михайловна Белоусова.  Давайте я провожу вас в кабинет. Там и поболтаем», – по-доброму пригласила актриса. Сегодня многое видится по-другому. А прошло уже 30 лет. Конечно, я знала, кто такая Евгения Белоусова. Когда я была ребенком, это имя было уже на устах: у первых обладателей телевизоров, у тех, кто приносил в дом в качестве дорогого подарка удивительно сладкое вино «Улыбка», где на этикетке была изображена прекрасная дама из грез. В эти грезы хотелось попасть. И все знали, кто эта блондинка. Это была примадонна краснодарской оперетты Евгения Белоусова. А соответственно, и статус театра от ее славы возрастал.  Так Евгения Михайловна перевела меня через театральный порог...

Потом мы часто встречались, со временем встречи стали редкими. Жизнь театрального критика очень суетная. От этих встреч осталось ощущение праздника, удивительного оптимизма. От самой Евгении Михайловны я узнала о ее драматической судьбе и не удивлялась бесконечному ее оптимизму. Понимала, что жизнь для нее разделена была на 2 части.

Она выжила в тяжёлые военные годы, на которые пришлась ранняя молодость, боевой партизанский отряд. А после войны она побывала в сталинских лагерях. Об этом она рассказала во время первой же нашей встречи, хотя ещё не наступили времена, когда этим можно было гордиться.

По сути, именно оперетта спасала всю ее жизнь. Тяготы жизни в ГУЛАГе могли бы стать намного ужаснее, если бы, подобно Георгию Жжёнову, она не стала актрисой лагерного театра. Спустя лет десять она вышла оттуда на волю – в полном расцвете сил, красоты и таланта. Главные города страны для Жени Белоусовой оказались закрыты – запрещено было брать туда бывших лагерниц, а вот Краснодар оказался в самый раз. Оперетту же после войны у нас обожали. До сих пор живы те, кто помнит первый выход актрисы в 1954 году на сцену тогда ещё маленького театра. Потом его заменил тот большой и светлый зал с огромными фойе, откуда под аплодисменты актриса и отправилась в последний путь. А ведь когда-то она говорила: «Знаешь, ведь это мой театр. Под меня его когда-то построили». И здесь была только одна неточность: здание театра оперетты появилось в результате реконструкции.

Веселый жанр охватил в те годы всех. Чем тяжелее была жизнь послевоенная, тем больше было стремление погрузиться в страсти Сильвы и Эдвина, Теодоры Вердье и мистера Икс. Там, в храме театра, всё плохое забывалось, а волшебная музыка уносила в совсем иной мир. Она была совершенной героиней. От одного перечисления сыгранных ею ролей кружится голова. Перикола Жана Оффенбаха, длинный список главных сюжетов, над которыми работал великий Имре Кальман. Одетта в «Баядере», графиня Марица в «Марице», Мадлен в «Фиалке Монмартра», но, конечно, главная из них Сильва – в одноимённой оперетте. А еще была Ганна Главари – в «Весёлой вдове» Франца Легара, Розалинда – в «Летучей мыши» Иоганна Штрауса, русская Анастасия – в «Холопке» Николая Стрельникова. И многое, многое другое.

Белоусова была не только блистательной примадонной с великолепным голосом и выдающейся внешностью. Она была чем-то большим, актрисой, партнёршей. Краснодар – богатый город, хотя сам пока этого, кажется, не осознаёт. У него есть еще заслуженный артист России Владимир Генин. Он всего на несколько лет моложе Евгении Белоусовой, но, когда в самом начале 60-х годов он приехал в Краснодар, – сложился уникальный дуэт. Высокий, статный, импозантный, он был ей под стать. Чтобы играть любовь на сцене, нужно понимать друг друга с полуслова, испытывать радость от встречи и с партнером, и со зрителем. Их профессионализм, подтвержденный годами, перерос в нежнейшую дружбу. Еще пару месяцев назад Владимир Бониславович говорил мне самые искренние хорошие слова о своей партнерше. Их Сильва и Эдвин так страстно любили друг друга. Теперь ему выпала участь провожать её в последний путь. Его слова были самыми искренними и нежными в этот день. А в финале прозвучало романтическое, вокальное последнее прости – фрагмент из знаменитого дуэта в исполнении артиста.

Вспомнил непростой путь Белоусовой и народный артист России Юрий Эдуардович Дрожняк, который в 70-е пришёл на смену старшему поколению. Не все воспоминания здесь прозвучали. Их могло бы быть и больше. Вспоминается исповедь одной актрисы, что в свое время пришла Евгении Михайловне на смену. Как она помогала, как учила нюансам профессии.

Люди, которые начинали в пору ее блестящего расцвета, те, на кого она могла бы и не оглядываться в пылу своего расцвета, вспоминают ее как театральную мать и подругу.  Когда-то юная травести, а ныне – наша носительница театральных традиций Альбина Дмитриевна Лесина, не произнося громких слов, тихо сидела со свечой у гроба. Была здесь и Светлана Яковлевна Турчанинова, концертмейстер театра в прошлом, а ныне – директор театра ветеранов сцены КМТО «Премьера». Когда-то в этом коллективе выходила на сцену и Евгения Белоусова. Последняя ее встреча с публикой состоялась именно здесь.

Для нее все сцены были великими. Ведь она прошла их от лагеря в Воркуте до московских подмостков, где она выходила во «Фраските». А ещё вспоминается, как настойчиво она всегда защищала молодых. Помнится, когда-то на сцене появились новые, неопытные артисты, что нынче составляют костяк Музыкального театра. Может быть, они этого и не знают, но их таланты были поставлены кое-кем под сомнение. Надо было видеть, как Евгения Михайловна и ее подруга Клара Сергеевна Крахмалева (также заслуженная артистка России, ушедшая из жизни осенью прошлого года) кинулись их защищать. Это тоже – то значительное, что они оставили после себя.

Последние годы ее помощницей и отрадой была приемная дочь Рая, которая сегодня вспоминает один из последних выходов Евгении Михайловны в город. Случилось это 1 октября 2017 года в День пожилого человека. По просьбе актрисы был совершен променад: она посетила любимые места. В числе таковых была и улица Красная, и кооперативный рынок. Актриса уже сидела в коляске. Прогулка затянулась, поскольку благодарные краснодарцы шли и шли на поклон к своей живой легенде. Назад Рая и Евгения Михайловна возвращались нагруженные фруктами, что подарили им простые люди, торговцы сладостями и прочими радостями жизни. Она их очень любила и никогда не стеснялась подчеркнуть: я лагерница, мне можно принимать дары жизни, ведь в свое время мне этого так не хватало.

Надо отдать должное Музыкальному театру: торжественно, без пафоса, с большим достоинством они проводили в последний путь свою театральную легенду. Пройдут годы, и ее будут вспоминать как выдающуюся певицу, актрису, как и личность, рожденную в невыносимо трудные годы, но сумевшую превозмочь обстоятельства и прожить жизнь так, как хотели бы ее прожить многие. С радостью, с добротой, с улыбкой.

Елена Петрова

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.